Юридические консультации и услуги адвоката
Понедельник, Сентябрь 25, 2017
image

Проблемы при снятии с регистрационного учета бывшего члена семьи

Верховный суд объяснил, в каких случаях собственник квартиры не сможет снять с регистрационного учета бывших членов семьи.

Если в частной квартире оказались прописанными посторонние для хозяина граждане, то их спокойно можно выселить. Так или примерно так думают собственники жилья, уверяя, что закон позволяет им во всех случаях освободить личные квадратные метры от тех, кто не является родственником владельцу квартиры. Сегодня подобных исков — о выселении посторонних для хозяина жилья — в наших судах — великое множество. Действительно, часть подобных процессов по освобождению личных квартир от чужаков собственники жилья выигрывают. Но далеко не все.

Недавно Верховный суд РФ, пересмотрев одно из таких дел, заявил, что есть ситуации, когда собственник жилья не может требовать выселения посторонних. Этот вердикт Верховного суда очень важен для немалого числа граждан — всегда надо знать, в каких случаях закон выступает не на стороне собственника квадратных метров.

Все началось с того, что некая гражданка, жительница Казани, обратилась в суд с требованием выписать из ее квартиры без предоставления другого жилья нескольких человек. Хозяйкой жилья женщина стала после смерти своего отца. При его жизни в этой трехкомнатной квартире проживал сам глава семейства, его дочь и сын с семьей — женой и двумя детьми.

Наследниками в итоге оказались двое взрослых детей пожилого человека — наша истица и ее родной брат. Каждому из них досталось по половине квартиры. Но брат к моменту появления наследства уже развелся с женой и уехал, а свою часть унаследованной квартиры подарил сестре. «Подарок» оказался с обременением — в «трешке» жили и оставались прописанными бывшая жена брата и ее двое детей. Став новой хозяйкой квартиры, женщина решила, что закон на ее стороне и она вправе выселить бывшую жену брата, как чужого человека. В разряд чужаков она записала и своих родных племянников, пояснив в судебном иске, что квартиранты не являются членами ее семьи. Бывшая жена брата с детьми написали встречный иск — оставьте нас в той квартире, где мы законно жили долгие годы.

Поначалу у истицы все вроде бы получилось. Суд Приволжского района Казани встал на ее сторону и решил, что чужаки должны уйти. Но суд «гуманно» разрешил им пробыть в квартире еще год, а потом отправляться на все четыре стороны. Верховный суд Республики Татарстан с таким вердиктом согласился.

Став хозяйкой квартиры, женщина решила, что вправе выселить бывшую жену брата, как чужого человека.

Бывшей жене и ее детям пришлось обращаться в Верховный суд страны. Там проверили правильность вынесенного решения и заявили — местные суды нарушили нормы закона и неверно разрешили спор.

В самом начале девяностых годов исполком выдал ордер семье, о которой идет речь. Квартира выделялась на семью из пяти человек. Уточним — на семью, куда входила и женщина, тогда еще законная жена, с двумя, тогда еще несовершеннолетними детьми. Квартира была кооперативная. Все было выплачено в срок. Об этом есть документ, на основании которого было зарегистрировано право собственности главы семейства на квадратные метры. Первые суды, выселяя бывшую семью брата, сослались на 31-ю статью Жилищного кодекса. Там говорится, что эти люди — не члены семьи хозяйки. А значит — чужие ей граждане. На все это Верховный суд возразил — ордер выдавался на пятерых человек, как на одну семью. И этот ордер, в установленный законом срок (а это три года), никто не признавал незаконным. А из этого следует неприятный для новой хозяйки вывод — каждый из членов некогда большой семьи был в свое время законно принят в члены жилищного кооператива и будучи перечисленным в ордере приобрел самостоятельное право жить в этой квартире.

В 31-й статье Жилищного кодекса, на которую все время ссылались местные суды, перечислены, кто может быть выписан из частного жилья после того, как эти люди перестали считаться членами семьи хозяина. Но в нашем случае женщина и ее дети не вселялись в спорную квартиру, как члены семьи нынешней хозяйки. А приобрели самостоятельно право жить в квартире задолго до появления нового собственника. Поэтому к этим людям нельзя применить 31-ю статью Жилищного кодекса, сказал Верховный суд РФ.

Из данной статьи можно сделать следующий вывод: Прежде, чем идти в суд с исковым заявление о снятии с регистрационного учета, необходимо проверить, при каких обстоятельствах он был зарегистрирован на данной жилплощади.

Кроме того, необходимо отметить ту категорию граждан, которые были зарегистрированы в муниципальной квартире и отказались от приватизации.

В соответствии с ч. 4 ЖК РФ В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Согласно ст. 19 Федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ<:
«О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»:

Действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.